Кладовка Левконои статьи Старохамской и картины современных художников

08.10.2009

джамбулизация

Filed under: статьи К.Ю.Старохамской — levkonoe @ 14:17

Что такое джамбулизация литературы?

Литературные мистификации и фальсификации, вроде уже рассмотренной нами Гузлы, или бессмертного Пруткова – изначально были прежде всего игрой. Хотя и не всегда очень веселой (как в случае с Черубиной). Но в ХХ веке в СССР обнаружилась новая грань этого явления: джамбулизация (термин Е. Витковского), то есть фальсификация народных поэтических произведений, никогда не существовавших в оригинале.
Что же это такое и зачем оно?

Среди народных и классических литератур народов, населявших «широку страну нашу родную», были литературы малые, были и великие, в том числе и значительно более древние, чем русская и европейская. Достаточно вспомнить Низами, Навои, Саят-Нова, Руставели и т.д. Были и грандиозные эпосы – «Калевала», «Манас», «Гэсэр», «Олонхо».
Но в те времена нужно было убедительно оправдать лозунг «жить стало лучше, жить стало веселее», причем повсеместно. А в СССР жили сотни разных народов и народностей, и нужно было показать, что процветают все поголовно. И продемонстрировать дружбу народов так, чтобы ни у кого не было сомнения – дружат все!

От всех до единого населявших СССР народов потребовались «национальные классики»: от народов Дагестана, Урала, Алтая, Тувы, Сибири, Дальнего Востока, Крайнего Севера, Киргизии, евреев Белоруссии… Было приказано: немедленно найти правильную литературу этих народов; если литература неправильная – поправить. Если не было… Но все ответственные на местах были заинтересованы, чтоб была и чтоб правильная.
И она появилась. Даже на таких языках, на которых говорило несколько десятков пастухов и неграмотных горцев. Особенно много малых народов было в Дагестане и в Средней Азии. На некоторых языках говорили совсем немногие сотни человек.
Впрочем, такие языки оказались даже удобнее.

Хотя и настоящие народные поэты тоже существовали, конечно, но пускать такое дело на самотек оказалось нельзя. Мало ли чего этот акын там из головы напишет? Народные литературы – дело тонкое, прихотливое, надо и язык в совершенстве знать, чтобы разобраться, что они там пишут, и историю… А исполнителями высочайшей воли были временщики-наместники: сегодня он первый секретарь ЦК республики, а завтра, глядь, и банно-прачечным трестом заведует. А бывало и наоборот, и еще как бывало. Где же им было найти досуг – с ашугами разбираться?

Поэтому национальные литературы народов СССР делались так. Сначала писался «перевод» с достаточно оптимистичным и идеологически выдержанным содержанием, потом кое-как изготавливался «оригинал» на языке автора, а потом подбирался и подходящий автор, которого и объявляли «народным поэтом». Валом повалила народная поэзия о прекрасной народной власти, которая освободила народ от антинародных врагов народа и дала народу новую жизнь и народную культуру. Появились «переводы» поэм и песен, сказаний и легенд о великом батыре Сталине, за которыми даже приблизительно не было никакого оригинала.

Все были довольны: партии была нужна правильная литература – народная по форме, социалистическая по содержанию, а поэтам нужна была работа и гонорары…
Вот так и воплощался в жизнь великий план создания «советской многонациональной литературы». За Гамзатова писал переводчик Козловский, за Джамбула и Токтогула – Всеволод Рождественский, за Алима Кешокова – Яков Шведов. Вдохновенные стихи чувашской поэтессы Эмине писала переводчица Ирина Озерова (правда, базируясь на материалах подлинного чувашского народного творчества). Кто-то писал за Сулеймана Стальского и так далее – сейчас не всех можно установить, потому что когда (как нередко случалось) переводчика репрессировали – исчезала и его подпись. Это и была «джамбулизация» национальных литератур. Семен Липкин (замечательный поэт и переводчик) хорошо назвал переводы тех лет – «переводы нового типа». Где в них оригинал, где перевод – сказать было невозможно.

(Такая же картина была и в музыке – настоящие народные музыканты были либо истреблены (см. статью о кобзарях), либо не смогли быстро подстроиться к новым требованиям, поэтому были мобилизованы безработные композиторы всех степеней талантливости. Им были выданы указания, и работа закипела. Композиторы засели за работу – и полились национальные оперы, балеты и кантаты. На идеологически верные, правильные сюжеты: про угнетение до революции, освобождение в процессе революции и разоблачение вредителей – после революции. Все это было, конечно, украшено национальными рюшечками и оборочками: арыки, кишлаки, саксаулы и аксакалы. Опусы подписывались именем какого-нибудь национального кадра, которому доставалась слава, а авторы получали свое натурой и тоже не горевали. Им доставался хороший кусок хлеба с маслом и возможность рассказывать на кухне, что эти нацкадры «до сих пор вытирают пальцы об халат»).

Воля и сила народа воистину творили дивные дива.
Понадобились еврейские поэты, писавшие на идиш, чтобы показать, что у нас нет антисемитизма, – появились. Или вот, например, потребовался казахский поэт – нашелся Джамбул. О нем стоит поговорить подробнее

В 1936 году первый секретарь ЦК Компартии Казахстана тов. Мирзоян приказал – «найти к первой декаде Казахстана в Москве такого же старого, как Сулейман Стальский (дагестанский поэт), акына». Джамбулу тогда был 91 год. Его приодели, подготовили к приему в ЦК. Вот его официальная биография:

Джамбул Джабаев (1846–1945) – казахский народный поэт-акын.
Родился в семье бедного кочевника. Пел под аккомпанемент домры в стиле толгау (речитатив). В конце 19 – начале 20 вв. он неоднократно участвовал в соревнованиях акынов (айтысах) и побеждал в них. Славился как мастер обличительных песен.
После Октябрьской революции в творчестве уже широко известного к тому времени акына появляются новые темы – «Гимн Октябрю» (1936), «Моя Родина» (1936), «В Мавзолее Ленина» (1936), «Ленин и Сталин» (1936), «Баллада о наркоме Ежове» (1937), «Клим батыр» (1936), «Наш Киров» (1939), «Великий Сталинский закон» (1936) – о сталинской конституции и т.д.

Фигура девяностолетнего Джамбула подавалась в образе восточного мудреца-аксакала, приветствующего новый строй и его людей. С 1938 Джамбул – депутат Верховного Совета Казахской СССР, награжден Орденом Ленина. При этом акын безвыездно жил в своем селе. Писал он только по-казахски, над переводом его песен на русский язык и языки народов СССР работал целый коллектив – П.Кузнецов, К.Алтайский, М.Тарловский и др. На события Великой Отечественной войны Джамбул откликнулся широко растиражированными патриотическими произведениями – «Ленинградцы, дети мои!» (1941), «В час, когда зовет Сталин» (1941) и т.д. В 1941 он становится лауреатом Сталинской премии.
Джамбул умер 22 июня 1945 в Алма-Ате на 99-м году жизни. В его честь был назван город в Казахстане.

Джамбул, народный акын Казахстана, орденоносец

ПЕСНЯ О БАТЫРЕ ЕЖОВЕ

Нас солнечный Сталин повел за собою,
И родина стала страною героев,
Каких не рождалось в замученных странах
При белом царе, при султанах и ханах.

Я славлю героя, кто видит и слышит,
Как враг, в темноте, подползая к нам, дышит.
Я славлю отвагу и силу героя,
Кто бьётся с врагами железной рукою.

Я славлю батыра Ежова, который,
Разрыв, уничтожил змеиные норы,
Кто встал, недобитым врагам угрожая,
На страже страны и её урожая.

Будь орденом Ленина вечно украшен,
Наш зоркий хранитель заводов и пашен.
И пусть моя песня разносит по миру
Всесветную славу родному батыру.

А вот что говорил о нем Д.Д. Шостакович:

«Сама история появления на свет нового великого поэта очень, на мой вкус, типична. И поучительна. Русский поэт и журналист, работавший в 30-е годы в казахской партийной газете (она выходила на русском языке) принес туда несколько стихотворений. Он сказал, что записал их со слов какого-то народного певца-казаха и перевел. Партийный руководитель Казахстана прочел стихи «неизвестного поэта» в газете. И дал команду: разыскать. И чтоб срочно написал песнопение в честь Сталина. Кинулись к журналисту: где твой поэт? Тот стал отнекиваться. Видят, парень соврал. А из беды-то надо выходить. Да и «народный казахский поэт» Сталину все равно нужен для восхвалений. Кто-то вспомнил, что видел подходящего живописного старика: играет на домбре и поет, на фото должен получиться хорошо. По-русски старик ни слова не знает, конфуза не будет. Просто надо ему дать ловкого «переводчика».
Так разыскали Джамбула. Срочно сочиненное от его имени восхваление Сталину было отправлено в Москву. Сталину ода понравилась. Это было самое главное. Так вот и началась новая и невиданная жизнь Джамбула Джамбаева.
И все оказалось, понимаете ли, выдумкой. То есть, конечно, Джамбул Джамбаев как таковой существовал. Переводы, значит. Вот только оригиналов не было. Потому что Джамбул был, может быть, и хороший человек. Но вот поэтом он не был. То есть, может быть и был. Но это никого не интересовало. Потому что русские так называемые переводы несуществующих творений Джамбула сочинялись русскими поэтами. И они, поэты эти, даже не спрашивали у великого народного певца разрешения. А если бы и хотели спросить, то не смогли бы. Потому что переводчики ни слова по-казахски не понимали. А Джамбул ни слова не знал по-русски.

За Джамбула трудилась целая бригада русских стихотворцев. Среди них весьма знаменитые: Симонов, например. И уж они-то конъюнктуру знали хорошо. И писали так, что вождю и учителю нравилось. Разумеется, больше всего о нем, о Сталине. Но и подручных не забывали. Например, Ежова. Писали они торопливо, много. Когда кто-нибудь из «переводчиков» выдыхался, его заменяли новым. Свеженьким. И, таким образом, производство не останавливалось. Фабрику эту прикрыли только со смертью Джамбула.

Но у великого гротеска есть оборотная – трагическая сторона. Может быть, этот несчастный Джамбул был и в самом деле великим поэтом? Ведь он что-то такое бренчал на своей домбре. Что-то напевал. Но никого это не интересовало…
»

Итак, что же означает термин «джамбулизация»? Он описывает явление, когда СНАЧАЛА пишется как-бы-перевод произведения, а потом под этот перевод изготавливается «оригинал». А зачастую и автор несуществовавшего оригинала тоже был подставным.

Явление возникло в 30-е годы и вполне соответствовало духу того безумного времени – времени искаженной логики и перевернутой нравственности, времени Павликов Морозовых и замученных слепых кобзарей.


Впервые опубликовано http://www.shkolazhizni.ru/archive/0/n-13945/

Комментариев нет

Комментариев нет.

RSS-лента комментариев к этой записи.

Извините, обсуждение на данный момент закрыто.

Не хлебом единым жив человек...

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9,