Кладовка Левконои статьи Старохамской и картины современных художников

28.02.2014

Что такое «борьба хорошего с еще лучшим»? Марсиане и самодеятельность в советском кино

Filed under: статьи К.Ю.Старохамской — levkonoe @ 10:59

Если какие-нибудь марсиане осуществляют радио- и телеперехват и просматривают в целях ознакомления наши земные фильмы, то у них в учебниках по советскому периоду непременно написано, что основным занятием советских людей была художественная самодеятельность. Она же была их главной жизненной страстью: заниматься искусством без отрыва от производства.

А все дело в том, что эти глубоко чуждые нам марсиане не могут понять выражение «борьба хорошего с еще лучшим». Ботва какая-то, думал марсианин, и был в корне неправ. Это была не ботва, а мощное культурное явление искусства времен соцреализма. Собственно, об этой самой борьбе и повествовало множество кинофильмов времен СССР, в которых действие происходило в мирное время на территории нашей бывшей огромной родины.

Поясняю. Конечно, если сюжет фильма – о войне, революции, или дореволюционных временах, то тут все в порядке: лепи, художник, негодяев сколько угодно. Темные силы нас в те времена злобно гнели, вихри враждебные над нами веяли, кипел наш разум возмущенный. Но если к нам полезет враг матерый – он будет бит повсюду и везде, и по долинам и по взгорьям. И как один умрем в борьбе за это, и юный октябрь впереди. Наш паровоз вперед летел, а наш бронепоезд, что интересно, стоял на запАсном пути, и так далее.

Ну а если дело происходит у нас, и все действующие лица – советские люди? Поскольку в стране победившей диктатуры пролетариата было совершенно уничтожено угнетение человека человеком, а из населения со звонкими песнями бодро выковывалась историческая общность человека нового типа – то подлецов и негодяев у нас быть не могло. Иначе пришлось бы признать, что т. наз. моральный кодекс строителя коммунизма как-то не совсем эффективно внедряется в наше сознание.

Но и в фильме про мирное время все же должен быть какой-то сюжет, какая-то интрига, какие-то коллизии и борьба. Невозможно же все время снимать фильмы про шпионов. И вот появилось гениальное изобретение: формула «борьба хорошего с еще лучшим». То есть вообще-то все хорошо и замечательно, но бывает, что кто-то кое-где у нас порой чего-то недопонимает. И вот из этого недопонимания возникают всякие остросюжетные завороты. Когда все хотят чего-то хорошего на благо советской родины, но по-разному понимают это благо. Отсюда и коллизии, столкновения, споры и недоразумения.

А для такого вот узко ограниченного поля деятельности нет лучше материала, чем проблемы художественной самодеятельности. Это просто идеальная тема!
Во-первых, выигрышная и эффектная: позволяет ввести в сценарий песни, пляски и прочее, а это всегда украшает. Во-вторых, их можно разнообразить соответственно месту действия, т.е. ввести национальные мотивы. Что поощрялось. В-третьих, и в самых главных же, наглядно показывает, как хорошо живется советским трудящимся, какое у них прекрасное настроение, много свободного времени и творческого задора, и нет у них других забот, как только прославить родной колхоз (завод, город, поселок, бензоколонку – нужное подчеркнуть, ненужное зачеркнуть, недостающее вписать).

Смотрите сами:
«Веселые ребята» – прекрасный фильм (без шуток, действительно отличный). Главные герои – пастух, который мечтает стать артистом и играть в джаз-оркестре, и домработница, которая мечтает стать певицей. А пока они участвуют в самодеятельности без отрыва от производства.

«Волга-Волга» – тоже отличный фильм, веселый, живой и динамичный. Про то, как бюрократ не давал вольно развиваться народной художественной самодеятельности и недопонимал, сколько в народе талантов. Но таланты, прекрасно поющие, пляшущие и играющие в самодеятельных оркестрах без отрыва от производства, победили, все едут на Всесоюзный смотр народного творчества.

«Осторожно, бабушка!» – веселая комедия с бессмертной Раневской, молодежь строит Дом Культуры, дабы им было где заниматься (без отрыва от производства, конечно) художественной самодеятельностью, а несознательный зав. стройотделом недопонимает всю важность этого момента. Молодежь побеждает. Концерт.

«Карнавальная ночь» – закоснелый бюрократ пытается помешать новогоднему концерту народной самодеятельности, который талантливые ребята подготовили к Новому году без отрыва от производства. А вместо него он хочет делать нудный доклад. Молодежь побеждает. Концерт.

«Ляна» – в молдавском виноградном совхозе несколько ребят так увлекается самодеятельностью, что запускает виноградники. Получается отрыв от производства. Здоровые массы молодежи вкладывают им ума, ребята осознают и перевоспитываются, активно вовлекаются в трудовую деятельность. Все молодые колхозники едут на концерт народных талантов в Москву.

«Кубанские казаки» – хотя сюжет и не завязан на самодеятельности впрямую, но концерту народных талантов кубанских сел в фильме отводится огромное место, громадный концерт происходит на роскошной сцене с декорациями и роскошными костюмами. Колхозники демонстрируют просто супер-профессиональный уровень в пении, танцах, скетчах и пр., достигнутый ими без отрыва от сельскохозяйственных работ.

«Музыкальная история» – шофер такси без отрыва от производства увлекается самодеятельным пением прямо за рулем. Постепенно он перерастает самодеятельность и становится оперным певцом.

«Берегись автомобиля» – следователь и преступник Деточкин, участвующие в народном театре без отрыва от производства, встречаются на самодеятельном спектакле, которому оба придают огромное значение. Там же звучит вошедшая в историю фраза «насколько лучше играла бы Комиссаржевская, если бы она днем стояла у токарного станка».

«Карнавал» – начинается с того, что молодая Нина Соломатина играет в школьной самодеятельности без отрыва от учебы и у нее рождается большая мечта – стать артисткой. Она едет поступать в театральный, но увы, артисткой не становится. Потому что, став артисткой, она оторвалась бы от производства, а так она возвращается в родной город на комбинат.

…И, думаю, это далеко не все, и читатели подскажут мне, какие еще фильмы я пропустила. Совершенно ясно, что если несчастный марсианин просмотрит подряд все эти фильмы, то ничто уже не разубедит его, что главной и основной страстью и делом жизни советских людей была именно художественная самодеятельность. Причем, что характерно, без отрыва от производства.

21.08.2010

Когда лупить детей веником?

Filed under: статьи К.Ю.Старохамской — levkonoe @ 06:18

Чем вредны экранизации хороших книг, или Когда лупить детей веником?

Прежде всего — сразу отметаем из рассмотрения телеспектакли и записи постановок пьес. Пьеса специально написана, чтобы ее играли. И автор, когда пишет, знает, что играть ее будут разные актеры, и что всю информацию о персонажах он должен вложить в реплики (ну, не считая немногих ремарок типа «входит Анна, на ней черный труакар и шляпа с перьями, в руках балалайка» — да и ремарки такие необязательны, потому что ведь может же Валентин спросить: Анна, зачем тебе балалайка?). Так что ставить пьесы — милое дело, театр — прекрасное искусство, но мы не о нем. Мы говорим о прозе.

Проза всегда больше состоит из текста «от автора», чем из диалогов. И никак она не сводится к перечню происходящих событий — если это хорошая проза. Хороший текст содержит намного больше, чем описанные в нем происшествия. Тут и авторское отношение к ним, и своеобразие стиля — если это, конечно, хороший автор! — и раздумья. Потому что автор — как правило — не дурак был, и если бы он хотел пьесу, то и писал бы пьесу, а раз писал прозу — значит так надо было. И все было надо: и медлительные пейзажи, и описания, и лирические отступления.

В экранизации все это просто пропадает. Остается голый костяк: пришел, застал, убил. Или: бежал, упал, в краску вляпался. Самое главное — общение Читателя с Автором — пропало. Правда, иногда пытаются это дело поправить чтением текста за кадром, но во-первых, это все равно не то, потому что читать целый роман просто по времени не вписывается — текст приходится сильно сокращать. А во-вторых, Зиновия Гердта уже нет с нами, а больше никто текст за кадром читать не может (по крайней мере так читать, чтобы автор в гробу не перевернулся).

А художественные средства кино, а режиссерские находки? — скажете вы. А это уже не Автор текста, а режиссер придумал, а значит — другой человек. Да кроме того, есть вещи, в принципе не воспроизводимые в виде «экшена». Ну как вы изобразите, например, гениальное «урежьте марш»? Тут как ни изображай, а получится дрянь, клоунада разной степени злобности и разного уровня элитарности. Много чего может получиться, кроме одного: того, что автор написал, а мы — прочитали. Порвалась связь времен и распалось диалектическое единство «автор-читатель»…

Второе дело: образы, которые возникают у нас при чтении — они у каждого свои. Это интимный процесс промеж автора с читателем — творить образы, персонажей и окружающий мир. А у того, кто сначала посмотрел экранизацию, а потом прочитал книгу — увы, навсегда происходит запечатление «персонаж Х = артист Н». Несчастные дети, для которых Д’Артаньян — теперь навсегда мяукающий Боярский, а великолепный медальный Остап Бендер — всегда только суетливо-дерганый Миронов… Тут уж потом книгу хоть читай — хоть не читай, ничего не сделать, все равно видеть умственным взором будете артиста Н.

И потом, актер — если это не дебютант — ведь тащит за собой все сыгранные ранее роли, хотим мы этого или нет, и хотел ли этого режиссер. Если князя тьмы, романтического злодея играет артист, который переиграл два десятка благостных секретарей парткома — все эти секретари замешаются в злодея и выйдет черт знает что, какое-то мыло с сахаром. А если тоненькую ундину озвучивает актриса, которую мы вчера слышали в озвучке толстой комической няньки — конец трепетному образу…

Я уже не говорю, заметьте, о тех случаях, когда экранизация просто-напросто искажает и уродует замысел автора. Ведь мало того, что безупречная Мэри Поппинс в книге побуждает детей делать именно ТО, ЧТО НАДО и КАК НАДО, и при этом им это нравится (и главная суть книги — воспитание без нравоучений), а в фильме и она и дети просто хулиганят, безобразят и ведут себя хамски-неприлично и вульгарно… Но ведь и Андрейченко, хоть и завывает томно «ле-е-еди Мэ-э-эри» — ни разу она не леди, вот не леди и все тут. И вместо милой книги получается глуповатая и площадная полукомедия-полуоперетка. Так я уже об этом и не говорю! Потому что и в случае «правильного» понимания идеи — все равно плохо.

Но это не главное. Точнее, не это главное. Не это главное зло, если совсем точно.
А что?
Психологи давно делают опыты: укрепляют в глазу какое-то хитрое микроустройство, так что оно позволяет записывать движения глаза. И записали, как движется глаз при рассматривании, например, картин. Это, конечно, довольно хаотичная ломаная линия, но вот что интересно: по ней МОЖНО ПОНЯТЬ, какую картину рассматривали. То есть художник так строит композицию, так располагает на картине предметы и лица, что взгляд чаще задерживается в ключевых точках, а второстепенное — бегло обозревает. Таким образом, рассматривание картины — это работа. Работа глаза и мозга, работа души. Работа фантазии. Тренировка воображения. Мы не смотрим, а рассматриваем, вырабатываем отношение, возвращаемся к интересному или поразившему еще и еще раз.
При просмотре кино- или телеэкрана такой работы НЕ ПРОИСХОДИТ. В принципе можно и вовсе глазом не двигать — камера (т.е. режиссер) услужливо подсовывает нам: сюда смотри, сюда не смотри, вот тут важное, а тут — нет. Ничего не надо думать, трудиться, все разжевано и положено. Любите жеваное?

Кстати, старые мастера киносъемки, операторы старого кино, они знали этот секрет. Обратите внимание, когда будете смотреть старые фильмы: практически каждый кадр старых фильмов (даже примитивных по сюжету!) выстроен КАК КАРТИНА. Со смысловым центром, с уравновешенной композицией. В сериалах этого и в помине нет — некогда выстраивать, надо метраж гнать. Зрителю только и остается, что смотреть в центр экрана. Работы никакой, ни душевной, ни умственной. Даже запоминать не надо, уехала ли в 105 серии Катя или приехала — вам в 106 сразу расскажут: а в прошлой-то серии Катя приехала!

То же самое в более глубоком смысле — можно сказать и насчет книги. Чтение — это Работа воображения еще больше, чем живопись. Что-то свое, личное. Книгу можно отложить, задуматься, отвлечься, попереживать, — а потом продолжить читать. С фильмом этого нельзя: он идет, а ты смотри. Вместо мысленных образов, которые тем ярче, чем лучше писатель, — реальные лица и фигуры, походка, жесты, голос, одежда, прическа, бородавки. Причем одинаково реальные у хорошего автора и у посредственного. И всегда одинаковые.

С течением времени книгу можно перечитать — и она будет ДРУГАЯ, потому что мы становимся другими. Мы и читаем ее по-другому. С фильмом такого практически не происходит. В случае экранизации И ЭТОЙ работы души у нас тоже нет. Какой кинофильм был, такой и остался, если только не «протух» идеологически, как трогательная история про Павлика Морозова какого-нибудь…

Экранизация ничего к книге не добавит, только убавить может. Схематизирует, превратит в анекдотец, в мелодраму или наоборот — накрутит дурацких умствований, от которых автор только долго плевался бы или хохотал и пальцем у лба вертел. Трудный роман о несчастной семье и ее распаде — в бульварную историю «измены мужу». Эпопею и сагу — в торопливый комикс…

Так что, уважаемые телезрители, не жалейте детей, ибо сказано: кто жалеет дитя, тот губит его. Если грозит нам очередная шумная и базарно-разрекламированная экранизация — отлупите дитя хоть банным веником, а заставьте сначала прочитать книгу. Я уж не говорю о последней степени морального падения, когда экранизацию смотрят ВМЕСТО чтения книги. Убейте их лучше сразу, или расскажите анекдот про противозачаточное, которое принимается «вместо» — может, хоть так поймут?

Хотя как по мне — так лучше бы экранизации гениальной ПРОЗЫ (не путать, не путать, опять же, с постановкой пьес!) — вообще не смотреть никогда.
Что я и делаю.

впервые: http://www.shkolazhizni.ru/archive/0/n-2983/

27.05.2010

Натощак не читать!

Filed under: статьи К.Ю.Старохамской — levkonoe @ 15:27

Роль сала в истории и мировой культуре

Про сало уже написано много.  И это, опять же, удобно: я могу не останавливаться на том, что «сало содержит арахидоновую кислоту, которая является одной из незаменимых жирных кислот. В итоге биологическая активность сала в 5 раз выше, чем у сливочного масла». Опять же я могу уже не напоминать, что «если вам предстоит вечеринка с изрядными дозами алкоголя, съешьте ломтик сала. Дело в том, что сало обволакивает желудок и предотвращает всасывание алкоголя». Все это уже написано в статьях «Полезно ли сало?» и «Вареники с салом» (хорошая статья, незаслуженно мало оцененная).

Поэтому мы можем сразу перейти к общекультурным историческим сведениям. Истинной родиной сала является вовсе не Украина, и даже не Россия (ну по крайней мере пока еще ученые типа Чудинова не нашли рецепты приготовления сала из трицератопсов, писанные кириллицей еще в мезозое). Родиной сала правильнее считать Италию. Именно там три тысячи лет назад появилась идея использовать свиной жир как дешевую и калорийную пищу для рабов, трудившихся на мраморных каменоломнях. А прикиньте, сколько этим итальянцам надо было того мрамора на все эти статуи, дворцы и колоннады. Так начался вклад сала в мировую культуру!

Вл.Титуленко  - Натюрморт с салом
Вл.Титуленко — Натюрморт с салом

Римляне называли его «лярдо» (в наше время так называют смальц). Итальянцы, как народ гордый своей высокой культурой, не ели сало просто так, а наталкивали туда всевозможных специй, таких как розмарин, перец, анис, чеснок, поэтому вскоре и патриции распробовали, что получившееся блюдо самим не грех употребить. Сало вошло в мировую историю еще и в древнеримских письмах императора Диоклетиана и историка Марка Варрона.

Не прошло и тысячи лет, как сало признали и в Испании. Хамон – в переводе с испанского – ветчина, окорок. Хамон практически не содержит холестерина и с тех самых пор остается любимым мясным продуктом в Испании. Считается, что Колумб смог добраться до Америки благодаря тому, что среди припасов у него было много окороков и сала, которое может храниться до полугода, содержит много калорий, причем эти калории долгоиграющие – силы и энергия у поевшего сала (в меру!) восстанавливаются надолго, калорийность продукта составляет 770 ккал на 100 г.

Елена  Годустова - Натюрморт с салом
Елена Годустова — Натюрморт с салом

А то на одной рыбе матросы бы у него озверели очень скоро… Так сало внесло свой неоценимый вклад и в мировую историю – ведь не открыл бы Колумб Америки, и не было бы у нас помидор, а без помидор не сварить борща, а без борща – какая ж это вообще культура?!

Люди Средневековья ели сало в больших количествах. Сам Святой Бенедикт, основатель ордена бенедиктинцев, разрешил монахам есть сало. Монахи говорили, что «сало и свинья так же связаны друг с другом, как виноградная лоза и вино». Сало не только ели – в средневековье еще и делали из него свечи. Пахли они не очень, коптили, но свет все-таки давали. Только надо было следить, чтоб сальные свечи крысы не сожрали, они ж тоже не дураки. При свечах монахи переписывали книги – так во мраке средневековья сало помогло сохранить свет культуры и передать его нам.

Константин  Лозицкий - Натюрморт с салом
Константин Лозицкий — Натюрморт с салом

Вот средневековый текст, переведенный Ги де Валу:
«После того как монахи-повара вымыли руки и лицо и прочли три предписанные молитвы, они моют бобы в трех водах и затем ставят их вариться на огонь в котле с водой. Потом их перекладывают в другую посудину с плотно закрывающейся крышкой. Бобы приправляют свиным салом. Сало нужно добавлять не в процессе варки овощей, а в самом конце»… . «Роман о Лисе»: «Дома у него были в изобилии и жирные каплуны, и соленья, и ветчины, и сало. Все это добро защищал крепкий палисад из дубовых кольев и колючего кустарника…»

А знаменитая английская яичница с беконом? бекон – это вам что? Оно самое. Англичане же – народ здравый, рассудительный и ученый, и о своем здоровье заботятся хорошо. Позавтракав таким полезным и приятным образом, англичане покоряли моря, развивали капитализм, изобретали паровые машины и открывали теорию эволюции. Так что смело махнем рукой на мифы о вреде сала, в нашем-то холодном климате оно в разумных количествах совершенно необходимо. Я уж не буду говорить, что в настоящий огнедышащий красный борщ обязательно нужны шкварки, иначе это не борщ, а диетический макет борща, который дает об этом гордом блюде чисто визуальное представление.

Слепченко  Владимир -  Натюрморт с салом
Слепченко Владимир — Натюрморт с салом

Не обошли сало вниманием и живописцы, что позволило нам украсить эту заметочку приятным иллюстративным материалом. Дабы отсмотреть, что в Интернете имеется живописного на тему сала, я задала Гуглу поиск, а чтобы отсечь фотографии и ограничить поиск только живописью, поиск был задан как «сало, холст». Услужливый Гугол сначала спросил «возможно вы хотели задать условие масло, холст», но потом осознал важность темы и кое-что выдал. Любуйтесь, а я отойду, сооружу себе небольшой натюрморт (не забыть зеленого луку).

(Возвращается) Ну, и наконец, последнее о месте сала в мировой культуре: в наши дни сало незаменимо в эстрадных скетчах и миниатюрах на украинскую тематику. Ну сами подумайте, если б не сало, о чем бы еще шутили юмористы про украинцев?

Сыров  Валерий - Украинский ланч
Сыров Валерий — Украинский ланч
.
.
.
.
.
Впервые: http://www.shkolazhizni.ru/archive/0/n-15461/

О чем не поет терменвокс? От дуэта с Эйнштейном — до коммуналки

Filed under: статьи К.Ю.Старохамской — levkonoe @ 08:10

…Чего не узнаешь, путешествуя по интернету. Иногда даже случается когнитивный диссонанс. Ну просто точно по определению: «дискомфорт, вызываемый противоречием между имеющимся устоявшимся представлением и свежей поступающей информацией, фактами».
То есть, говоря по-простому, это когда глаза круглеют, человек хватает воздух и шепчет «нет, нет, этого не может быть».

А прочитала я историю про одного 97-летнего старичка, который жил в Москве в страшной клопиной коммуналке напротив Черемушкинского рынка. Когда соседям (которые, видимо, просто не знали, что Советский Союз всех трудящихся обеспечивал прекрасным жильем по самое немогу) понадобилась его жалкая каморка , они в отсутствие старичка разгромили его имущество, разломали вещички, уничтожили записи.

Старичок вынужден был переехать к дочери, но так от всего этого занемог, что, как следовало ожидать, вскоре и умер. К радости соседей по коммуналке: комнатушка-то освободилась. Жилплощадь. Попользовался, и хватит.

Ну и что? – спросите вы. – История-то обыденная. В коммуналках еще не то бывает, соседи могли старичка и вообще тово… вы подумайте — они сколько ж времени ждали, пока его квадратные метры освободятся, сами уж состарились. А старичок, может, еще и понаехал откуда-нибудь.

А то, отвечу я вам, что этот старичок был не просто так дедушка, каких тыщи в коммуналках доживает.
А был это Лев Термен.

ТОТ САМЫЙ ЛЕВ ТЕРМЕН!Лев Термен умер в 93 году в нищете и в безвестности, затравленный соседями в коммуналке.
Легендарный Термен…

Самое широко известное его изобретение – терменвокс, который понравился Ленину.
Игра на терменвоксе заключается в изменении музыкантом расстояния от его рук до антенн инструмента, за счет чего изменяется емкость колебательного контура и, как следствие, частота звука. Вертикальная прямая антенна отвечает за тон звука, горизонтальная подковообразная – за его громкость. Для игры на терменвоксе необходимо обладать идеальным слухом, так как во время игры музыкант не касается инструмента

Но не только.
Он изобрел:
1. Группу электромузыкальных инструментов:
-– терменвокс
-– ритмикон
-– терпситон
2. Охранную сигнализацию
3. Уникальную систему подслушивания «Буран»
4. Первую в мире телевизионную установку -– дальновидение

работал над:
-– системой распознавания речи
-– технологией заморозки человека
-– идентификацией голоса в криминалистике
-– военной гидроакусткой.

Уже в 26 году он демонстрировал в Кремле телевидение. В то время создавались телевизоры с экранами размером со спичечный коробок, а его телевизор имел огромный экран (1,5 х 1,5 м) и разрешение 100 строк. В 1927 г. ученый демонстрировал свою установку советским военачальникам К.Е. Ворошилову, И.В. Тухачевскому и СМ. Буденному: государственные умы с восторгом наблюдали на экране Сталина, идущего по кремлевскому двору.
Эта картина так их напугала, что изобретение тут же засекретили… и благополучно похоронили в архивах, а телевидение вскоре изобрели американцы.

Короче говоря, изобретатель он был супер-гениальный. На уровне Архимеда, Фарадея, Эдисона и Теслы. Он мог бы осчастливить мировую науку и продвинуть прогресс – без всяких преувеличений.

Термен сразил мировую научную общественность своим терменвоксом, на котором он сам (а он помимо физики еще закончил консерваторию) давал концерты классической музыки. «Небесная музыка», «голоса ангелов» -– стонала от восторга буржуазная пресса. СССР получил заказы от нескольких фирм на изготовление 2000 терменвоксов с тем условием, что Термен приедет в Америку курировать работы.
Но вместо одного задания Лев Сергеевич получил два: одно от наркома просвещения Луначарского и второе – от военного ведомства.

Концерты Термена прошли в Чикаго, Детройте, Филадельфии, Кливленде, Бостоне. В его студии бывали Джордж Гершвин, Морис Равель, Иегуди Менухин, Чарли Чаплин, Альберт Эйнштейн. В круг его знакомых входили финансовый магнат Джон Рокфеллер, будущий президент США Дуайт Эйзенхауэр.
Лев Сергеевич музицировал с Альбертом Эйнштейном! Это был дуэт скрипки и терменвокса. Эйнштейн был увлечен идеей соединить музыку и пространственные образы. А Термен придумал, как это сделать: изобрел светомузыкальный инструмент ритмикон.

Разразившаяся на рубеже 30-х годов «великая депрессия» разорила многих. Но не Термена: у изобретательного ученого был еще один козырь – охранная сигнализация. Датчики Термена отрывали с руками. Их установили даже в тюрьме Синг-Синг и в форте Нокс, где хранился американский золотой запас. Тысячи американцев с энтузиазмом принялись учиться игре на терменвоксе, и корпорации «Дженерал электрик» и RCA (Radio Corporation of America) купили лицензии на право его производства.
Термен к середине 30-х годов был включен в список двадцати пяти знаменитостей мира и был членом клуба миллионеров.

В процессе концертирования он увлекся Лавинией Вильямс и женился на ней. Увы, она была темнокожей, и по тем временам такой брак считался неприличием. Расисты Америки закрыли перед ним двери своих салонов… Политкорректность тогда еще не придумали.
Возможно, Термену любовь прекрасной Лавинии была дороже, чем общение с Рокфеллерами. Но…
Помимо концертов и контрактов на терменвокс он еще выполнял то самое второе задание: занимался шпионажем в пользу СССР. Женитьба на мулатке лишила его информаторов. А это вызвало гнев советской разведки. Он был срочно вызван в СССР, а Лавиния должна была приехать вслед за ним. Когда за ним пришли, у нее сложилось впечатление, что его увели насильно, но кто б ее стал слушать.

Больше они не виделись. Никогда.

В Москве его арестовали как «невозвращенца», и через месяц умелой обработки социалистической законностью на Лубянке Лев Термен признался во всем. Например, в том, что:

вместе с группой астрономов он планировал убийство Кирова. Версия была такая: Киров (который к тому времени был уже давно мертв!) собирался посетить Пулковскую обсерваторию. Астрономы заложили фугас в маятник Фуко. А Термен радиосигналом из США (!!!) должен был взорвать его, как только Киров подойдет к маятнику (!) .
Следователя не смутило даже то, что маятник Фуко находится не в Пулково, а в Казанском соборе.
Льву Сергеевичу дали восемь лет и отправили на Колыму.

В то время такими обвинениями никого нельзя было удивить. Есть реальные воспоминания о людях, которые признавались, что рыли подкоп из Москвы в Японию, а кто-то даже признался в том, что был латинским шпионом. Ничего, сажали.

В лагере он немедленно изобрел самоходную тачку на монорельсе, и его вскоре забрали в так называемую «шарашку» Туполева, где у него в ассистентах был Сергей Павлович Королёв. Началась война, и он разработал оборудование для радиоуправления беспилотными самолетами и радиобуи для военно-морских операций.

Но не только. Еще Термен в этой шарашке разработал знаменитую систему подслушивания «Буран». Говорят, она до сих пор используется. Венцом этого творения стало деревянное панно, которое американскому послу подарили советские пионеры. Панно повесили в кабинете посла, и… вскоре стали искать, откуда происходит колоссальная утечка информации. Только семь (!) лет спустя в этом панно обнаружили цилиндр с мембраной.
Еще полтора года инженеры американской разведки бились над загадкой – что это такое?..
А оказалось, что из дома напротив на окно кабинета направлялся луч, а мембрана, колебавшаяся в такт речи, отражала его назад. Вместе с речью, которая и записывалась.
В дальнейшем Термен еще улучшил изобретение: можно было обходиться даже без мембраны, ее роль выполняло оконное стекло.

Советские власти так обрадовались этому полезному изобретению, что наградили Термена Сталинской премией 1 степени прямо в тюрьме. А потом даже и выпустили, что было просто выдающимся актом гуманизма и торжества столь милой некоторым социалистической законности.

И даже осчастливили его двумя комнатками той самой «бесплатной жилплощади». Ну кто же не согласится, что две комнатки Льву Термену дали бесплатно? Конечно же его буквально одарили. Разве он наработал для этой страны на две комнатки?

В 60-е годы Л. Термен снова хотел было заняться электронной музыкой, но какое-то партийно-гебешное мурло просто плюнуло ему в глаза, указав, что «электричество существует, чтобы казнить предателей, а не для того, чтобы создавать музыку». Вот такие мыслители решали судьбу науки в стране вообще и гениального изобретателя Термена — в частности.

Конечно, он оставался сугубо засекреченным и продолжал работать на разведку, потому что больше никуда его на работу не брали. Сначала занимался военной гидроакустикой, а потом ему поручили разработать «устройство для поиска летающих тарелок».

Такой идиотизм его совершенно не вдохновлял, и в 64 году он наконец ушел из органов и стал тихо-мирно работать в акустической лаборатории Московской консерватории. Да так бы и работал, если бы корреспонденту «Нью-Йорк Таймс» не приспичило сделать о консерватории репортаж. И там корреспондент наткнулся на Льва Термена. Весь мир был уверен, что он погиб в 38 году, смолотый мясорубкой миллионных репрессий.

Когда в США узнали, что великий Термен жив – это была бомба. Сенсация. Ахтунг. Абзац.
Научная общественность Америки и Европы буквально взревела.

К Термену хлынула лавина писем от ученых, коллег, к нему толпой ломились репортеры и телекомпании… Его приглашали в Стэнфорд, в Париж, в Голландию, в Швецию…
Руководство консерватории так перетрусило от всего этого, что… Термена просто уволили, а его аппаратуру и разработки – вышвырнули на помойку. А разрабатывал он синтезатор, который вскоре успешно и разработала японская Ямаха , заработав на этом миллионы и миллионы…

И последующие 25 лет великий ученый, по таланту не уступавший наверное самому Леонардо, легендарный изобретатель, которого хвалил Ленин и уважал Эйнштейн – работал механиком 6 разряда в какой-то заштатной лаборатории. Жил с семьей в двухкомнатной квартире, смотрел, наверное, телевизор — который ему не дали изобрести -, а по телевизору концерты рок-звезд на синтезаторах Ямаха.

Дочери выросли, завели свои семьи, и в  маленькой двухкомнатной квартире на Ленинском проспекте жили пятеро – Л. С. Термен, дочь Наталья с мужем и двумя детьми. С большим трудом ему удалось получить еще одну  комнату в клопиной коммуналке, где его и затравили соседи.

Что тут можно сказать?

Разве возможно хотя бы примерно оценить, какие открытия МОГ БЫ совершить ученый и изобретатель такого масштаба, если бы ему просто дали возможность работать?…

впервые

http://www.shkolazhizni.ru/archive/0/n-27969/

http://www.shkolazhizni.ru/archive/0/n-27967

05.04.2010

Какие бывают зрители картин

Filed under: статьи К.Ю.Старохамской — levkonoe @ 11:51
Гиви  Сипрошвили, Гиви Сипрошвили, «Двое»

Наблюдения не только о живописи.


…Когда несколько лет подряд на сайте или в блоге ведешь разговоры о живописи – поневоле накапливаются наблюдения, а из массива зрительских реплик в процессе обсуждения начинают кристаллизоваться некие структуры. А поскольку я и сама в области живописи – только зритель и собиратель картин, то это уже даже делается интересно. В конце концов, что бы делали живописцы без нас, потребителей их гениальной продукции?

А потребитель бывает разный.

Бывает зритель простодушный. Ой, картинка! Ой, много картинок! Ну надо же! И где вы их только находите? Действительно, ну где же бы найти в Интернете картинки… Тут проблема – что выбрать, а от чего отказаться, потому что нет времени осилить. Потому что стоит попасть на один сайт с картинами – ну вот я тут на минуточку только гляну пару пейзажиков – и вы увязли: картин много, а кроме того, автор дает ссылки еще на пяток сайтов галерей, где десятки художников, и свой набор ссылок… Вот вам и ой. Находите. Я их не нахожу, я от них отбиваюсь…

В Парошин  "Последний телефон"
В Парошин «Последний телефон»

Приятнее всего для общения, конечно, – зритель восторженный, зритель, которому нравится все. Нравится лесочек, бережок, домик, цветы, волны, портреты, все. Это самая благодарная категория. Человек видит картину и бесхитростно радуется. А если картина не нравится – так и пишет: не люблю такое. Не пишет «фу, гадость», а пишет «я такое не люблю». Это честно. Это люди, которые почти во всем могут найти что-то хорошее, и этому искренне порадоваться, и с другими поделиться. Смелые люди, которые не выделывают из себя разочарованных эстетов, и не боятся просто проявить радость.

Эстеты тоже бывают. Фи, какой кич. Ах, как это примитивно. Ну, это подражание Шагалу (Ван Гогу, Петрову-Водкину). Это массовое искусство, не для знатоков. Это дурновкусие. И где у художника колорит (перспектива, мазок, композиция)? Эти люди страстно хотят доказать самим себе свою элитарность. А заодно показать свои знания, как правило, весьма предсказуемые. Увидит картину с морем – фи, Айвазовский был лучше. Лес? Шишкин это делал красивее. Импрессионизм? Ну, куда им всем до Моне (Мане, Ренуара). Очень, очень передовые и просвещенные люди. Только на лице у них почему-то постоянная зубная боль.

Eleanor  Pollen
Eleanor Pollen

Бывают зрители дотошные: а кто автор? А когда он жил? А где эта картина висит? А какая улица нарисована и какими красками? А вот тут нарисована морковь, и рядом – крокусы, а ведь одновременно они не произрастают? А почему на море волны, а из трубы дым поднимается вверх? Это тоже хорошие люди, они подробно вникают в картину, принимают ее близко к сердцу и озабочиваются проблемами ее содержания. Но своими вопросами про цену на квадратный метр голландского кафеля 15 века могут слегка утомить. Впрочем, мы это им простим, потому что внимание все-таки дорого, даже если оно направлено мимо художественных достоинств картины в сторону административно-хозяйственную.

К ним вплотную примыкают зрители практичные: что-то домик близко к воде – а не будут ли отсыревать стены, не заведутся ли комары? А вот в домике свет горит, а проводов не видно – у них что, движок в подвале? А тут колхозник неправильно сажает рассаду, так ничего же не вырастет. Ну кто так кладет кирпич? Стена же перекосится. А почему во всех окнах свет горит – это же за электроэнергию не расплатиться. Ну кто же так ставит вазу, она же может упасть на ребенка. Это все тоже хорошо – как признак пристального внимания, но уже с уклоном в тревожность. Люди отягощены сотней забот, и переносят их даже на картину, где изображены пасторальные пастушки в розовых кущах и со свирелями…

Попадаются люди с больной фантазией – везде усматривают они что-то нехорошее и патологическое. Если на картине, допустим, пруд: а! там кто-то утонул! Оттуда кто-то вылезет сейчас! Если натюрморт: вся еда тухлая. Если портрет – это непременно маньяк, у него и взгляд такой, и руки какие-то кривые, и на Ленина он похож, и на Крупскую одновременно. Если на картине дети – то у них зоб, базедова болезнь, не такие лица, рахит, перитонит и т.д. Почему в лесном коттеджике яркий свет – там что, морг? Или реактор взорвался? И т.д. – и так, пока пасторальный пейзаж типа «коврик безмятежный» и всем остальным не станет казаться зловещим. По принципу – мне вот всюду гадость видится, так надо и с остальными поделиться.

Качалина  Любовь Ивановна  "Наш урожай 1983"
Качалина Любовь Ивановна «Наш урожай 1983″

Не часто, но встречаются и специфически озабоченные: а что это у него? А в глазах-то блеск какой нехороший. А куда это тетенька идет? Как-то он странно на нее смотрит. А тут какая цыпочка сексапильная… ах, извините, это вовсе мать и дитя… ну, значит мне показалось. И собачка какая-то подозрительная. Тут дедушка козу пасет, а что он с ней потом делать будет? А банан девушке зачем, хихихи? И т.д. и т.п. – до тех пор, пока у нормальных людей, которые рассматривают нормальную картину и ничего такого и в мыслях не имели, не появляется ощущение, что где-то рядом что-то протухло или за углом притаился маньяк.

Бывают зрители не столь узко направленные, но со слишком богатой фантазией, которая мешает им вообще увидеть картину. В сплетении ветвей они видят рыб, русалок, в облаках пришельцев, в трещинах старых стен – какие-то надписи, которых там в помине нет. И про каждую такую обманку-иллюзию считают нужным поведать миру. В результате под картиной завязывается бесконечный спор: похожа ли эта трещина на тыкву или на Бобчинского с Добчинским. Художник, если бы он это прочитал, был бы изумлен до онемения, узнав, чего только не увидели на его картинке, где он старательно изобразил рыбку или ромашки в саду.

Randy van  Beek
Randy van Beek

Очень утомительны вездесущие: я там был, я там плавал, я Джоконду видел! Ну везде-то они бывали, особенно если это город: там все не так, художник врет (не умеет срисовывать). Я там вырос, на этом углу никогда не было булочной! Вывод: картина дрянь (как будто это не произведение искусства, а топографическая карта булочных). Паруса так не ставят, корабль не поплывет, и у пушек калибр не такой – не выстрелит, вот я видел пушки, так это были пушки. Лев? Разве это лев! Вот я охотился… и так далее. Возможно, они даже и не врут, и в самом деле охотились, плавали, знают, но скучно с ними до одури.

Нежно люблю зрителя цинично-умудренного. На картины авангардные и абстрактные они реагируют стандартно: «подумаешь, я тоже так могу». Хочется спросить – так кто ж мешал? Вон человек закрасил неудавшуюся лошадку черным, и теперь эта картина стоит кучу денег, а Малевич попал в историю искусства. А миллион умников, которые говорят «я тоже так могу» – это они ТЕПЕРЬ могут. Когда уже не нужно. Кстати, откуда я знаю про лошадку? Да очень просто – достаточно взять файл с «ЧК» и просто осветлить его, и становится видно, что там был рисунок. Вот что значит – мастер, требовательный к себе. Не получилась лошадка – он изобрел экзистенциализм в живописи!
А остроумным на лестнице, что называется, задним умом крепок – только и остается, что изображать циника Диогена…

Paul  Simmons
Paul Simmons

Отдельно изумляют невнимательные. Автор указан над картиной (или же там написано, что автор неизвестен) – непременно спросят: а кто автор? В одном сопроводительном тексте было пять раз написано, что рисунки карандашом, и как мастер владеет карандашом, ведь это удивительно – чтобы простым карандашом написать такой снег, и такое небо, и передать карандашом сияние луны, и т.д. Вопрос в комментариях: а чем это нарисовано? Немая сцена.

Но все-таки это хорошо, что мы можем рассматривать и обсуждать картины вместе с людьми, которые сидят по другую сторону океана, ходят вверх ногами, и когда у нас день – у них ночь. И вместе с обитателями северных небольших городов, и наоборот, с измученными хамсином жителями пустынь…
Где б и когда мы еще все вместе вот так вот хорошо посидели?


впервые: http://www.shkolazhizni.ru/archive/0/n-16837/

02.04.2010

О ком вспоминается второго апреля

Filed under: статьи К.Ю.Старохамской — levkonoe @ 07:58

Илья Юрьевич Зверев (1926-1966). Печатался с 1947 г., первоначально как очеркист. Автор книг и очерков «Дороги вглубь» (1957), «В двух километрах от Счастья» (1960) и других. Посмертно опубликован сборник «Второе апреля». Избранные сочинения Зверева переизданы в 1990 г. (Защитник Седов: Повести, рассказы, публицистика. – М.: Советский писатель, 1990) с предисловием Б. Сарнова.

Илья Зверев (настоящее имя – Изольд Юдович Замберг). В 1947 году приехал в Москву из Донецка, где работал литературным сотрудником в газете «Социалистический Донбасс». Конец 40 – начало 50-х были не лучшим временем для человека с такими паспортными данными: разворачивалась кампания по борьбе с «безродным космополитизмом». Жить в Москве ему было негде. Ночевал у случайных знакомых, иногда шел на центральный телеграф: делал вид, что ждет звонка из другого города.

Наконец, Зверев устроился в альманах, где ему поручили литературную запись ответов на американскую анкету знаменитой колхозницы Паши Ангелиной. Пятый пункт в собственной анкете особенно этому не препятствовал.

Затем было много командировок: Иркутск, Таллинн, Ленинград, Хакасия, Красноярск…
В сентябре 1949 года он перебрался к молодой жене. Она жила с матерью в многонаселенной коммуналке, в длинной комнатушке, два метра на семь. Спал на полу.
А уже через три года, в 1952 году, у него случился первый сердечный приступ. «Бедняга, – сказал врач, – протянет полгода, от силы год». Изольду тогда было 26 лет. Но прожил он не полгода и не год, он прожил еще 13 лет.

Рассказывает А.Борин:
Судить «веселых и находчивых» на телевидении он едет с горчичником на сердце. В Коктебеле все отправляются на гору Карадаг – как можно пропустить такое? И вот мы, несколько человек, толкаем его в спину, чтобы, поднимаясь, он тратил меньше усилий. Поликлиника Литфонда помещается рядом со станцией метро «Аэропорт», там крутая лестница, поэтому Изольд доезжает на метро до «Динамо», где эскалатор, а дальше уже добирается троллейбусом. Когда ему становится плохо, он не ложится, а, наоборот, встает. Объясняет: «Если лягу, могу уже и не подняться». Однако очередную заграничную турпоездку от Союза писателей он не пропустит. У других еще случится шанс, а он может и не успеть. Польша, Чехословакия, Германия, Австрия…
Я спросил его: как он выдерживает такую нагрузку? Он ответил: «Вы все живете так, будто вам осталось сто лет, а я – будто два часа».

Когда закончилась эпоха террора и начали появляться произведения о сталинских репрессиях, Зверев написал повесть «Защитник Седов» (по которой снят одноименный фильм ) . Понимая всю тщетность своих усилий, адвокат Седов все-таки берется защищать четверых приговоренных к расстрелу «врагов народа». И – о чудо! Все они признаны невиновными и освобождены. Однако через месяц он узнал, что тех, кого он защищал — оправдали, но зато посадили множество других, тех, кого обвинили во вредительском ведении дела, включая тех, кто вовсе не был в этом виноват…

Но больше известен все-таки сборник веселых рассказов «Второе апреля». Те, кто не читал этот замечательный сборник, может быть, помнят неплохой фильм «Завтра, третьего апреля…» — на удивление неплохая экранизация , в отличие от большинства экранизаций.
Ученики шестого класса, после очень бурно проведенного «дня вранья» первого апреля, когда все так или иначе пострадали от розыгрышей, решили объявить второе апреля – днем без вранья. Замечательно! Что может быть лучше правды? Но оказалось, что все не так просто, и правда может быть и трудной, и неприятной, и даже жестокой. Когда ребята откровенно сказали старой учительнице, что им не нравятся ее уроки – это была правда, но оказалось, что радости от такой правды нет никому…

Написан рассказ замечательно и с кучей узнаваемых деталей:

По партам бродила тетрадочка с надписью: «Девичьи тайны», в которой наиболее отсталые девчонки, пользуясь Вторым апреля, устроили какую-то дурацкую анкету.
«Кто тебе нравится? Как тебе нравится Баталов? В каком кино он тебе больше нравится? Бывает ли у тебя плохое настроение?» И ответы были один глупее другого.
Председатель совета отряда Кира Пушкина сказала, что это не пионерское дело – вот такая анкета. Полагается спрашивать совсем про другое: про космонавтов, про заветную мечту уехать в тайгу и про любимого литературного героя Саню Григорьева, которого считаешь своим идеалом.
И Машка, которая никогда и ни в чем не соглашалась с Кирой и даже считала, что славная фамилия досталась ей по какой-то грубой ошибке, тут вдруг сказала, что она права. Не стоило для такой паршивой ерунды учреждать день Второе апреля!

Тема правды затронута и в рассказе про художника Тютькина, который слишком похоже нарисовал сначала одноклассника-заводилу, а потом портреты местных чиновников, за что и пострадал.

– Коля! Коля! Смотри, Коля, как тебя здорово Тютькин нарисовал!
Коля посмотрел на курносую, ушастую, лупоглазую рожу, намалеванную на доске.
– Почему это меня? – спросил он, внимательно оглядев честную компанию.
– А кого же?! – закричали все. – Ты только посмотри.
– Ну, Тютькин, кого ты нарисовал? – негромко спросил Коля и взял художника за шкирку (а я забыл сказать, что этот квадратный Коля со своей круглой башкой был самый сильный человек всех шестых классов).
– Не тебя-я-я! – завопил Тютькин.
– Как же не тебя?! – закричали любители справедливости. – Смотри, вот ухи. И бровь – одна вверх, другая прямо!
– Значит, меня? – сердечно спросил Коля и поднял бровь так, что все ахнули: до чего похоже. – Меня, значит? – и сел верхом на Тютькина.
– Не тебя-я-я!
– А кого же, если не Колю? – настаивали правдолюбцы. – Как не стыдно врать, Тютькин?
Может, Тютькину и стыдно было врать, но на нем же сидел Коля, и это, наверно, сильно мешало…

Не очень явно, но в рассказе «Задачка» про математическую олимпиаду есть и тема «борьбы с космополитизмом», причем этот эпизод написан совершенно на высшем пилотаже: прямым текстом о «пятой графе» не сказано вообще ни единого слова, однако каждый, кто в теме, это между строк прочитает и поймет.

А что стоит только описание такого животрепещущего момента, как обсуждение, кому с кем сидеть за партой: этот невинный вопрос вырос в большое обобщение, потому что
«итог получился в высшей степени странный. Оказалось, что пятнадцать человек (почему-то одни девочки) пожелали сидеть с Севой Первенцевым. К Анюте попросилось семеро (по странному капризу судьбы это были только мальчики). На Машку было четыре заявки, на Машеньку три, еще на нескольких ребят по две и по одной.
Словом, выяснилась ужасная вещь: почти на всех учеников седьмого «Б» вообще нету спроса.
– Эти цифры нельзя объявлять! – строго сказала Кипушкина. – Они неправильно рисуют дружбу в нашем классе».

И в результате все остались сидеть, как в прошлом году. Трудные и неудобные вещи – правда и истина… Написать об этом так, чтобы было не нудно, не нравоучительно, а весело, живо и ярко – это большое мастерство! Кто не читал - прочитайте, и обязательно дайте прочитать детям, это веселая, умная и честная книга. И очень добрая.

В 1965 году, за год до смерти, вышла книжка И. Зверева «Что за словом?». «Книга эта – о «девальвации слов, – писал в предисловии Корней Чуковский. – Свои незаурядные силы Зверев …отдает гневному разоблачению бытующих у нас в обиходе звонких фраз и патетических слов, не обеспеченных мыслью и делом… Разрыв между словом и делом, – подытоживает автор предисловия, – служит низменной корысти и шкурничеству».

Умер И. Зверев в 39 лет.

.

Впервые: http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-14083/

21.03.2010

Так что ж там с памятью воды-то, а?

Filed under: статьи К.Ю.Старохамской — levkonoe @ 23:37
Есть речи – значенье
Темно иль ничтожно,
Но им без волненья
Внимать невозможно.

М.Ю.Лермонтов.

Сейчас модно рассуждать про «память воды». Трепетная Аш-два-О, оказывается, многое помнит. Жаль, что вода не пишет мемуаров – интересно было бы почитать: «Дело было в мезозое. Помню, как я была каплей росы в прекрасном лесу, потом стекла в журчащий неподалеку ручеек, а потом меня выпил ужасный протоцератопс и… » дальнейшее уже не так поэтично. Но вода писать пока не умеет, хотя читать уже может (см. далее).

У гомеопатов она помнит, что когда-то была смешана с лекарством, причем в разведении «один к миллионам» в небольшом объеме воды уже просто НЕТ тех молекул, которые встречались с самим препаратом. Ну или одна-две штуки. Чтобы обеспечить сведениями о лекарстве все остальные молекулы, счастливицы, которым повезло, вероятно, устраивают семинары и тренинги, где передают опыт и делятся воспоминаниями «как я видела Молекулу Препарата». Остальные вздыхают и конспектируют.

У Чумака – вода помнит вдохновенное седовласое лицо маэстро, у святых отцов – прочитанные над ней молитвы. У неких экспериментаторов вода запоминает даже отдельные слова, произносимые над колбой в порядке эксперимента. Если слова нехорошие – вода портится, если добрые – наоборот, замечательно очищается. Особенно тут преуспел японец Масару Эмото: он нашептывал воде разные слова, потом морозил воду и смотрел, какие получаются снежинки. От слов типа «любовь, благо, добро, цветочки, овечки, бисер» – снежинки получались красивые, а от слов «дурак, убью, шарлатан, лженаука, свинья и жаба» и т.д. – кривые и зловеще корявые.

С докладами об этом феномене Масару Эмото объездил весь мир, а фотографиями этих снежинок (всюду одними и теми же, кстати) забито пол-интернета. Правда, когда его спросили, на каком языке он разговаривал с водой, многие в зале смеялись, но настоящего энтузиаста этим не проймешь. Хотя вопрос, конечно, интересный – например, по-турецки «дурак» означает просто остановку, а на китайском есть вполне хорошее имя – слово из трех букв, которое у нас почему-то пишут на заборах. Разберется ли вода, что имелось в виду?

Этот же неутомимый Масару Эмото устраивал над водой многотысячные флешмобы по произнесению воде хороших слов типа «Добро и благодарность» – были даже назначены даты в 2003, 2004 и т.д., когда все добрые люди в мире договорились нашептать воде:

Вода, Мы Любим Вас.
Вода, Спасибо.
Вода, Мы Уважаем Вас
,
отчего положение в мире должно было сильно улучшиться. Последняя такая веселуха состоялась 17 июля 2007 г., но улучшения мировой гармонии как не было, так и нет.

Честный потомок самураев признался: «боюсь, что никакие положительные явления пока не появились»… но харакири пока отложил.

Люди даже пишут диссертации по вопросу – что же именно является носителем информации в воде. В ней, видите ли, молекулы имеют форму диполя, один конец с минусом, другой с плюсом, и могут путем притягивания образовывать некие цепочки, взявшись за руки… то есть минусы за плюсы. Правда, время существования таких цепочек измеряется секундой, умноженной на 10 в -14 (не то -16) степени, но кого это смущает? Ведь цепочка может уже хранить информацию на манер ДНК!

И вот сторонники феномена демонстрируют малосимпатичные кристаллы замороженной воды, оглушенной хард-роком, и очень красивые, побывавшие в церкви, или которым говорили спасибо… И не только говорили – были эксперименты, когда слова писали, а в бумажку обертывали пробирки. Потом воду опять же морозили – и кристаллы соответствовали написанному! Не обошлось и без музыки: как легко догадаться, от Баха и Бетховена снежинки были невероятно прекрасны, от рок-музыки – ужасны и кривобоки, а от песен типа «васимнацать мне уже пацылуй миня визде» снежинок вообще не образовывалось, все разгладилось напрочь.

У гомеопатов вода не такая обидчивая: она помнит лечебные свойства при многомиллионном разведении, но не обязана помнить, в каком настроении был лаборант и что он говорил, разбавляя пробирки водой из крана. А то бы мы налечились! Тут вопрос другой: как они объясняют воде, что она должна помнить свойства медикамента, а вот свойства ржавых труб, в которых перед этим находилась – начисто забыть? Или все же мы литрами поглощаем эти воспоминания о том, как вода текла в трубах, стояла в отстойниках, подвергалась хлорированию, а перед этим была дождем, а перед дождем она испарилась, а перед испарением, может быть, была лужей слоновьей мочи? Оно нам надо, такое запоминание?

Ну а что, подумала скептическая я. Ведь существует же эффект памяти формысплав после деформации при низкой температуре возвращает свою исходную (до деформации) форму при нагревании. Существует сплав неких металлов (науке достоверно известно, каких – сплав сложного состава, нам же совсем неважно, что это никель, титан, латунь и бронза), изделия из которого реально помнят, какая форма у них была до деформации. У этих сплавов может наблюдаться полная или частичная обратимость неупругой деформации, называемая эффектом памяти формы. То есть была деталь одной формы, ее деформировали, потом нагрели – и она вернула себе первоначальную форму. О как — деталька помнит, какая форма у нее была раньше!

Существует вполне научное, беспристрастное обоснование этого явления (что-то с кристаллической решеткой и сдвигом), эффект повторяем, воспроизводим как в лаборатории, так и в условиях производства. Используются материалы с эффектом памяти формы в качестве элементов тепловых двигателей, широко применяются в медицине для вытяжения костей и лечения переломов, соединения костных фрагментов, при лечении сколиоза и кровеносных сосудов и т.д.

В чем же отличие металла от воды? Почему такая несправедливость, и, я бы даже сказала, неполиткорректность по отношению к воде? Почему сплавы с ЭПФ нас не удивляют, а насчет воды каждый скептик норовит проехаться на тему «Есть вещи, о которых в научном сообществе говорить неприлично. Одна из них – память воды»?

На примере сплавов с ЭПФ это как раз очень хорошо видно. Вот когда явление есть – оно есть. Спокойные и деловитые ученые его изучают, объясняют, описывают и передают в народное хозяйство. И оно работает. И ведь что самое замечательное – элементам двигателей, протезам суставов и сосудов и т.д. не приходится говорить про благорастворение, добро и любовь. Им достаточно простых физических параметров типа температуры, а если обозвать устройства для закрепления разъемов и гнезда для присоединения микросхем дураками – они не перестают работать от возмущения и не принимают от этого форму кукиша.

Улавливаете?

Почему сторонники рассматривания красивых снежинок, полученных из воды обласканной, и некрасивых снежинок из воды обруганной, – позаботившись о дипольных цепочках, никак не обсновали тот факт, что для такой реакции на Добро и Зло у воды должно бы быть еще и сознание? Вода мало что должна хранить информацию, она должна ЧЕМ-ТО на нее эмоционально реагировать? У воды, стало быть, есть не только ПАМЯТЬ, но и ПОНЯТИЯ, что «дурак» это плохо, а , и – и совсем нехорошо? И так хорошо понимать, что она даже снежинки от горя нормально образовать не может? Такая вот водичка, стеснительная, как тетушка Полли, которая роняла вязание при слове «штаны», а слово «мужчина» выговаривала шепотом и оглядываясь?
Ну не бессмыслица ли?

Впервые на  http://www.shkolazhizni.ru/archive/0/n-12958/

14.03.2010

В чем леденящая тайна числа ПИ

Filed under: статьи К.Ю.Старохамской — levkonoe @ 14:32

(Не бойтесь, формул нет!)

14 марта человечество отмечает Международный день числа «пи». Почему 14 марта? Если быть точнее, то поздравлять окружающих с днем «пи» нужно в марте 14-го в 1:59:26, в соответствии с цифрами числа «пи» – 3,1415926…

Кто забыл, напомню вкратце. Что за число такое? Число пи обратило на себя внимание людей ещё в доисторические времена, когда они не умели записывать ни своих знаний, ни своих переживаний, ни своих воспоминаний. Но, как писала бессмертная Тэффи, «все, что касается древнейших времен и о чем мы ровно ничего не знаем, называется периодом доисторическим. Ученые ровно ничего об этом периоде не знают (потому что если бы знали, то его пришлось бы уже назвать историческим)». Однако уже тогда люди заинтересовались соотношением длины окружности и ее диаметра. Сначала по невежеству его (это отношение) считали равным трем, что было грубо приближенно, но им хватало. Но когда времена доисторические сменились временами древними (т.е. уже историческими), то удивлению пытливых умов не было предела: оказалось, что число три весьма неточно выражает это соотношение. С течением времени и развитием наук это число стали полагать равным двадцати двум седьмым, о чем потом даже сложили стишок для запоминания:

Двадцать две совы скучали
На больших сухих суках.
Двадцать две совы мечтали
О семи больших мышах.

В Древней Греции точные науки процвели просто-таки необычайно, а также появилась архитектура. А где архитектура – там и расчеты. И всем известный Архимед еще уточнил значение числа пи, о чем также в стихах сообщил нам замечательный писатель С.Бобров в своей чудесной книге «Волшебный Двурог»:

Гордый Рим трубил победу
Над твердыней Сиракуз;
Но трудами Архимеда
Много больше я горжусь.
Надо только постараться
И запомнить все как есть:
Три – четырнадцать – пятнадцать –
Девяносто два и шесть!

Для простого бытового использования этих знаков уже достаточно. Но неутомимые ученые продолжали и продолжали вычислять десятичные знаки числа пи, что является на самом деле дико нетривиальной задачей, потому что просто так в столбик его не вычислить: число это не только иррациональное, но и трансцендентное (это вот как раз такие числа, которые не вычисляются путем простых уравнений). Ученые Токийского университета сумели поставить мировой рекорд в вычислениях числа Пи до 12411-триллионного знака. Для этого группе программистов и математиков, которую возглавлял профессор Ясумаса Канада, понадобилась специальная программа, суперкомпьютер и 400 часов машинного времени.(Книга рекордов Гиннесса).

Зачем они это делают? Ну, во-первых, для очень точных вычислений какой-нибудь орбиты спутника желательно иметь этих знаков побольше, а то можно и в Луну не попасть. Да и для строительства всяких там плотин и гигантских мостов тоже нужна точность. А во-вторых, и в главных, это число имеет и собственную научную ценность. В процессе вычислений этих самых знаков было открыто множество разных научных методов и целых наук. Но самое главное – в десятичной части числа пи нет повторений, как в обычной периодической дроби, а число знаков после запятой у него – бесконечно. На сегодняшний день проверено, что в 500 млрд. знаков числа пи повторений действительно нет. Есть основания полагать, что их нет вообще. Это архиважно! Сейчас поясню.

Поскольку в последовательности знаков числа пи нет повторений – это значит, что последовательность знаков пи подчиняется теории хаоса, точнее, число пи – это и есть хаос, записанный цифрами. Более того, при желании, можно этот хаос представить графически, и есть предположение, что этот Хаос разумен. В 1965-м году американский математик М. Улэм, сидя на одном скучном собрании, от нечего делать начал писать на клетчатой бумаге цифры, входящие в число пи. Поставив в центре 3 и двигаясь по спирали против часовой стрелки, он выписывал 1, 4, 1, 5, 9, 2, 6, 5 и прочие цифры после запятой. Попутно он обводил все простые числа кружками. Каково же было его удивление и ужас, когда кружки стали выстраиваться вдоль прямых! Позже он сгенерировал на основе этого рисунка цветовую картину с помощью специального алгоритма. Что изображено на этой картине – засекречено.

А нам-то что с того? А следует из этого то, что в десятичном хвосте числа пи можно отыскать любую задуманную последовательность цифр. Ваш телефон? Пожалуйста, и не раз (проверить можно тут, но имейте в виду, что эта страничка весит около 300 мегабайт, так что загрузки придется подождать (кажется, оно вообще наебнулось). Можно скачать жалкий миллион знаков тут или поверить на слово: любая последовательность цифр в десятичных знаках числа пи рано или поздно найдется. Любая!

Ну и что? – спросите вы. А то. Прикиньте: если там есть ваш телефон (а он есть), то ведь там же есть и телефон той девушки, которая не захотела дать вам свой номер. Более того, там есть и номера кредиток, и даже все значения завтрашнего тиража Спортлото. Вопрос в том, как их там отыскать…

Для более возвышенных читателей можно предложить и другой пример: если зашифровать все буквы цифрами, то в десятичном разложении числа пи можно найти всю мировую литературу и науку, и рецепт изготовления соуса бешамель, и все священные книги всех религий. Я не шучу, это строгий научный факт. Ведь последовательность БЕСКОНЕЧНА и сочетания не повторяются, следовательно она содержит ВСЕ сочетания цифр, и это уже доказано. А раз все, то все. В том числе и такие, которые соответствуют выбранной вами книге.
А это опять-таки означает, что там содержится не только вся мировая литература, которая уже написана (в частности и те книги, которые сгорели и т.д.), но и все книги, которые еще БУДУТ написаны. В том числе и мои статьи. Разве это может не волновать? Получается, что это число (единственное разумное число во вселенной!) и управляет нашим миром.

Но – каким образом происходит это управление? Как правило, с помощью как познанных, так и еще не познанных и не написанных законов физики, химии, физиологии, астрономии, которые в нем содержатся! Это вам не убогонькая дата рождения с десятью скудными вариантиками на каждую цифру, в которые предлагается впихнуть все человечество! Это универсум в цифровом виде.

Вопрос опять-таки – как отыскать там правильные тексты, ведь там есть все варианты, например, кроме текста «Анны Карениной», в котором Анну переезжает паровоз, там содержится и вариант, в котором Анна сама его переезжает. То есть, чтобы вычленить правильный текст, надо быть Толстым. А кроме правильного варианта завтрашнего тиража лотереи – есть и все неправильные, и как их различить?

А значит, нам ничего тут не отломится, и если кто уже потирал руки на предмет скачать эти самые миллиарды и триллионы знаков и выиграть путевку на Багамы или найти там себе подходящий мировой бестселлер, или просто все свои еще ненаписанные статьи – не получится. Тюкайте клаву!

впервые: http://www.shkolazhizni.ru/archive/0/n-14621/

12.02.2010

Хозрасчет на Вычцентре как пугало для производства

Filed under: статьи К.Ю.Старохамской — levkonoe @ 10:41

У кого ж сразу после выпуска из института не чесались руки — эх, как я сейчас поработаю? А выходит по-разному. И сейчас по-разному, а в годы застоя случались разные причудливые истории.
Вот окончила я прекрасный мехмат ОГУ. Счастливо избежала распределения в школу Одесской области (замуж вовремя вышла за одессита с пропиской 8))) ) и пошла работать в вычислительный центр. Тогда — в начале 80-х — у нас ни о каких там персональных компьютерах и не слыхивали, а работали на огромных, как дом, ЭВМ ЕС-1020. Это десяток огромных шкафов с лампочками, внутри туго набитых проводочками и платами, лентопротяжки (похожие на великанские магнитофоны стойки с огромными как колесо бобинами магнитофонной пленки), и дисководы, куда вставлялись жесткие диски, видом и размером напоминавшие выварку. Стоило все это счастье миллионы рублей.
Никаких экранов, мониторов и дисплеев тоже еще не придумали, информация в эту самую ЭВМ вводилась путем перфокарт (толстая пачка картонок с дырками), а отвечала на это машина через консул — пишущую машинку. Результат работы программы выводился на огромные рулоны бумаги, заряженные в колоссальное АЦПУ (алфавитно-цифровое печатающее устройство). Работа происходила так:

  • Программист писал программу и отдавал ее девочкам — набить на на перфокарты.
  • Девочки превращали текст программы в стопку перфокарт
  • Программист забирал эту стопку и проверял, как правло, находил ошибки и отдавал их девочкам на исправление (повторить Н раз)
  • Наконец программа набита правильно. Программист отдавал ее оператору ЭВМ и уходил в свой отдел пить кофе.
  • Через некоторое время (чаще всего завтра) он получал огромное бумажное полотенце с результатом работы программы. Как правило, сразу она не работала — сами понимаете. Он исправлял ошибки, писал исправленное и относил девочкам — набить на перфокарты.
  • И так далее, см. сначала — пока программа не заработает и не начнет считать нужные народно-хозяйственное показатели и расчеты.

В это трудно поверить, но писать даже таким черепашьим методом программы было интересно.

Пришли мы на производство, конечно, с надеждой, конечно, чего-то там нужное для народного хозяйства напрограммировать. Тем более, что тогда уже внедрялся хозрасчет и даже как бы самоокупаемость предприятий.
А работы там, как оказалось, разворачивались по такой схеме. Приходили мы на подчиненное предприятие, типа артель из двух бочек и клистирной трубки, и радовали их: мы будем вас обрабатывать. На компьютере. Потому — прогресс и указание Свыше. О всеобщей, сталбыть, компьютеризации, опять же социализм — это учет и отчетность. Каждого перед всеми и снизу доверху. А посему вы теперь должны все свои квитанции и накладные ежедневно возить на вычцентр через весь город, а мы их в компьютер будем закладывать и все учитывать очень научно. Вот у нас уже и технорабочий проект готов с рамочками на каждой странице.

После первичного шока и выяснения, не помнутся ли финансовые документы (клянусь, было!) когда вы их будете засовывать в компьютер среди ремней и шкивов (мамой клянусь, не выдумала!), наступал момент истины. Руководитель понимал, что ту несложную производственную информацию, которую девочка Кларочка считает на калькуляторе за день-два и вписывает в разграфленный дрожащей ручонкой большой лист, — мы будем набивать на перфокарты, проверять, корректировать, исправлять, просчитывать, выверять и распечатывать всего за какие-нибудь две недели.
— «Но зачем нам сведения двухнедельной давности?» — столбенел заведующий артелью. — «Наука-с!» — отвечали мы вдохновенно. — Да, не совсем удобно. Зато научно! И каждый грамм драгметалла (сантиметр шкурки, etc, etc) будет строго учтен!

Вот тут зав-бочками-с-клистиром столбенел окончательно, поняв, какой цорес принесло на его голову от этого прогресса. Ведь мало что надо возить квитанции туда-сюда, мало что результат будет двухнедельной давности — но зачем же ему наш учет? У него свой есть, вовсе не предназначенный для публикации!
И он тут же предлагал нам обеспечить самоокупаемость — оплатить полную стоимость наших проектных затрат, программирования матобеспечения, отладки, внедрения, сопровождения и расширения всего этого безобразия с одним условием — чтобы духу нашего не было во вверенном ему предприятии. И мы радостно удалялись в родные кабинеты, озабоченные только тем, где достать побольше кофе, сигарет и журналов с кроссвордами…

Если вы думаете, что мне просто не повезло и случайно попался такой «левый» ВЦ, то ошибаетесь. Я тоже так подумала тогда. Просидев там два года (я не тормоз — год из двух пришелся на декретный отпуск, а его все равно где сидеть), и поняв, что работы никакой не будет, я перешла в огромный НИИ всесоюзного значения, связанный с морем, портом и пароходами. Ну уж тут-то работа пойдет, подумала я.
Как писали в старинных романах — «каково же было мое удивление», когда в огромном НИИ с серьезными зарплатами, с докторами и академиками, оказалось не просто то же самое — там точно таким же макаром шантажировали уже не несчастные пункты по ремонту обуви, а огромные заводы по всему СССР, включая Дальний Восток. И откаты там были головокружительные, и оклад у зав. небольшой лабораторией был как зарплата ректора университета. Но и там лепили тяжеловесные и никому не нужные проекты и ездили их «внедрять», а потом собирали деньги за то, чтобы вся эта фигомотина никогда и нигде не работала…

07.02.2010

Какие бывают облака

Filed under: статьи К.Ю.Старохамской — levkonoe @ 19:06
Алексей  Адамов, Алексей Адамов, «Перед грозой» (холст, масло)

классификация, литература, живопись…

Все, кто ценит прекрасного писателя К.Паустовского, помнят, что он любил читать морские лоции и находил это очень даже захватывающим.

Что такое лоция?

Морская лоция родилась вместе с мореплаванием. В отличие от навигации или мореходной астрономии, основанных на математическом анализе, лоция носит описательный характер. Поэтому описание каждого конкретного океана, моря или их бассейнов также называется «лоцией». Основная задача лоции — помочь мореплавателю избрать наиболее безопасный и выгодный путь для перехода морем.

Этот «описательный характер» лоции, наверное, и привлекал мечтателя Паустовского, который тоже очень любил описывать моря и океаны. Мне как-то попалась в руки настоящая лоция Средиземного моря. Действительно захватывающее чтение!

А недавно вот нашла массу поэтичного на сайте каких-то яхтсменов, где приводится классификация облаков. Красивые названия, выпуклые описания… Решила даже сделать статеечку – вдруг кому пригодится? А не пригодится, так просто картины порассматривать можно.

Итак:

___________________________

В основу классификации взяты латинские слова, характеризующие их внешний вид: стратус (stratus) — слой, кумулюс (cumulus) — куча, циррус (cirrus) — перо, альтус (altus) — высокий, опакус (opakus) — плотный, нимбус (nimbus)- дождь, транслюцидус (translucidus) — просвечивающий, фрактус (fractus) — разорванный, хумилис (humilis) — низкий.

Классификация облачных структур выглядит следующим образом:

I. Облака нижнего яруса.

1. Слоистые облака (стратус — St) — высота 0,05-0,5 км. Сплошной, однородный, серый, низко нависающий покров. Обычно дают моросящие осадки. В отдельных случаях могут простираться до видимого горизонта.

2. Слоисто-кучевые (стратокумулюс — Sc) — высота нижнего края 0,3-1,5 км. Сплошной волнистообразный серый покров, перемежающийся волнами и более светлыми промежутками между ними (Sc opacus). Выше 0,6 км образуются слоисто-кучевые просвечивающие облака (Sc translucidus) серого цвета с просветами. Могут давать морось.

3. Слоисто-дождевые (нимбостратус — Ns) — высота 0,1-1,0 км. Похожи на слоистые, но имеют более темный цвет. Сопровождаются обложными осадками.

4. Разорванно-слоистые (фракто-стратус — Fs) — сильно изорванные слоистые с просветами.

II. Облака вертикального развития.

5. Кучевые облака (кумулюс — Сu) — высота от 0,3 до 1,5 км. Белые кучи с серым плоским основанием и белыми кучеобразными вершинами. К ним относятся кучевые облака хорошей погоды (кумулехумилис — Сu hum), разорванно-кучевые (фрактоку-мулюс — Fa сu) и мощные кучевые (кумулюс конгестус — Сu cong). Эти облака осадков не дают.

6. Кучево-дождевые (кумуленимбус — Сb) — вершинами достигают высоты перистых облаков (6-10 км), походят на горы или высокие башни. Темное основание лежит на высоте около 0,5 км. Вершины ярко-белые, состоят из ледяных кристаликов. Верхняя часть облака обычно размыта в стовроны, имеет вид наковальни. Эти облака несут сильные ливневые осадки, грозы, град, сопровождаются шквалами.

III. Облака среднего яруса.

7. Высококучевые (альтокумулюс — Ас) — образуются на высоте 2-6 км, имеют вид светлых слоисто-кучевых просвечивающих облаков в сочетании с параллельными полосами пластинообразных и хлопьевых образований, параллельных гряд, осадков не дают.

8. Высокослоистые (альтостратус — As) — образуются на высоте 3-5 км в виде пелены светло-серого или синеватого цвета. Могут быть просвечивающимися и плотные, создающие пасмурность.

Все облака среднего яруса имеют смешанную структуру из смеси капелек с ледяными кристаллами. Осадки, выпадающие из них летом, поверхности земли не достигают.

IV. Облака верхнего яруса.

9. Перистые (циррус — Ci) — легкие, волокнисто-нитевидной формы в виде белых отдельных волокон, иногда «коготков» (рис. 115).

10. Перисто-кучевые (циррокумулюс — Сс) — мелкие «барашки», иногда похожие на рыбью чешую. Могут наблюдаться вместе с перистыми облаками.

11. Перисто-слоистые (цирростратус — Cs) — тонкая белесая прозрачная пелена, на фоне которой вокруг солнца или луны может образоваться ореол из цветных колец, так называемые круги гало. Эти и похожие явления — эффект преломления и отражения света в ледяных кристалликах, из которых и состоят перистые облака.Облака верхнего яруса находятся на высоте 6-10 км.

___________________________

…Ну разве не поэтично? В детстве-то каждый, наверное, облака рассматривал, сидя у моря или у реки, и выдумывал себе там разнообразные зАмки и пейзажи. Кажется, тот же Паустовский приводил старинное поверье, что облака, проплывая над разными странами и континентами, принимают их очертания…

Ал. Адамов  "В поле"
Ал. Адамов «В поле»

Черная мачта на фоне пурпура заката,

Белая пена смешала индиго и ультрамарин.

Возглас «Земля!» все мы слышали раньше когда-то,

Все мы в мечтах покидали родные пенаты,

Глядя на облачный город в пучинах вечерней зари.

И в суете городской, и в унылом постылом кипеньи

Трафика, бизнеса, быстрых сосисок и встреч,

Где-то в душе отдаленное слышится пенье

Древних сирен, Одиссея хотевших увлечь.

А вот как различные облака пишут современные художники: квалифицируйте их сами в порядке домашнего упражнения.

Ал. Адамов,  "Перед грозой"
Ал. Адамов, «Перед грозой»
Ал. Адамов,  "После дождя"
Ал. Адамов, «После дождя»
Ал. Адамов,  "Зеленая Луна"
Ал. Адамов, «Зеленая Луна»
О. Леонов,  "Друзья"
О. Леонов, «Друзья»

Впервые: http://www.shkolazhizni.ru/archive/0/n-2684/

Older Posts »

Не хлебом единым жив человек... csgofast

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9,