Кладовка Левконои статьи Старохамской и картины современных художников

08.10.2009

Жабины сказки

Filed under: Сказки — levkonoe @ 14:25

Жабины сказки


1.
Жила-была в саду одна себе жаба. В саду запущенном и оттого прекрасном. Шалашик у нее был хороший, прочный, в несколько комнатушек, под старым лопухом у большой зеленой лужи. Возилась она по хозяйству, жила себе потихоньку. Когда-то у Жабы была семья, но жабенята выросли и распрыгались по своим делам, а жабень куда-то подевался — она за хлопотами и не заметила, куда.
И вдруг оказалось, что хлопот-то и нету. Кончились. Не то чтобы это было Жабе грустно — чего жалеть, например, ежедневную чистку полов от тины или мытье бесчисленных скорлупок, замазанных кашей. И она зажила себе спокойно — в дальней комнатке у нее была неплохая библиотека, а в кухоньке транзистор, который она слушала за чаем. Жабенята прибегали, обрушивали на ее голову рассказы о своих непонятных делах, и ускакивали дальше.
В общем — живи себе припеваючи. Но оказалось, что теперь у нее есть время думать и размышлять. А к этому она не привыкла. И как-то она додумалась, что ничего-то в жизни не видала, кроме своего болотистого уголка сада. Хотя лавры лягушки-путешественницы ее совершенно не прельщали — жабы вообще недолюбливают лягушек как существ легкомысленных и несерьезных. Ну какая уважающая себя жаба станет трепыхаться между небом и землей на каком-то прутике? Сплошное неприличие!
А все-таки как-то эта мысль ее томила. Впрочем, дальше размышлений Жаба не продвинулась, так — качалась по вечерам в гамаке на краю лужи и жевала травинку. Иногда, когда никто не слышал, она напевала тонким голосом пиратские песни — на ее музыкальных вкусах сказалась страсть к приключениям. Но только когда никто не слышал — Жаба стеснялась своего тоненького скрипучего голоса.

2.
Вот так однажды она себе пела тихонечко и вдруг ей на голову сверху насыпалась какая-то ерунда. Желуди, сухие листья, щепки.
А надо сказать, что возле жабиной лужи стоял большой деревянный дом. Когда-то там жили люди, но давно покинули его, и опустевший дом превратился в логово лисиц и барсуков. Лисицы и барсуки жили весело, топили камин и часто затевали балы.
Жабу это в общем устраивало: по вечерам из окон разноцветно светилось, слышалась музыка и чарующий лисий смех, на веранду по другую сторону дома выходили прекрасные лисы в красивых кимоно и пышные барсучихи в богатых шубах, гордые лисовины и крутые барсуки в красных смокингах. И вообще было весело. Жабу они никогда не трогали и уж тем более не кидались в нее какими-то желудями!
Жабины сказки
Жаба посмотрела вверх (а сделать это ей было нелегко по причине отсутствия шеи), и на нее с крыши скатился еще один желудь.
Наверное, там завелась белка, подумала Жаба.
— Эй, чего вы кидаетесь? — квакнула она.
— хрррртрррр, — ответило сверху.
Странные эти белки, подумала Жаба, но тут под самой крышей, даже выше чердака, открылось маленькое окошечко, и оттуда высунулась вовсе не белка, а толстая бурая крыса.

3.
— Кто тут возникает? — спросила крыса нелюбопытно.
— Вы немножко попали мне в голову своими желудями, — вежливо сказала Жаба, — а так вообще это я.
— Что пардон, то пардон, — извинилась крыса. — Я тут себе прибираюсь. Желудей каких-то сойки натаскали, аж хрустит. Подвиньтесь, я еще выкину.
Жаба подвинулась.
Жабины сказки
— Ну вот и все, — сказала крыса. — Будем знакомы: Грызалинда. Крыса.
Жаба задумалась. Жабенята звали ее «ну ма-а-ам», жабень (пока он еще не потерялся) обычно говорил «послушай-ка», или «э-э-э-э», а совсем давно, когда ухаживал, называл ее «моя бородавочка». Покопавшись в воспоминаниях, Жаба вспомнила, что когда-то давно в классах к ней обращались «мисс Куоккли», а бабушка называла ее Гвендолен. О! Это годится.
— Эй, куку! Ты спишь, что ли? — спросила крыса сверху. — Зовут-то тебя как?
— Гвендолен, — ответила жаба, удивляясь сама себе. — Жаба.
— Фу, умаялась, — сообщила Грызалинда. — Зато квартирку прибрала. Поживу тут у вас… Хорошо, тихо. Жаль, чайника пока нету. У тебя чаю не найдется?
— Конечно! — спохватилась Гвендолен. — Сейчас поставлю. А ты спустишься?
Крысиная голова втянулась в окошечко, и оттуда высунулся хвост, потом довольно обширный зад, а потом и вся крыса, пятясь, спустилась по крыше и ловко съехала по водосточной трубе. Жаба засуетилась в кухоньке, и скоро они пили в жабином дворике чай с лимоном, ели сэндвичи с сыром и грызли пряники.
Жабины сказки
4.
— Хорошо тут, тихо. Вот куплю чайник, посуду, и тоже тебя в гости приглашу, — сказала сытая Грызалинда, лежа в гамаке и рассматривая листья лопуха, сквозь которые пробивалось закатное солнце.
— Да мне туда и не забраться… — засомневалась жаба. Конечно, ей очень хотелось побывать под крышей, но она слабо представляла себе, как будет карабкаться по трубе.
Сверху, из кроны старого увитого омелой дуба, раздалось как будто какое-то уханье, но видно никого не было.
— Н-да, пожалуй… — крыса нетактично осмотрела жабину фигуру. — Но карабкаться не обязательно, можно через черный ход, по лестнице.
И в одно прекрасное осеннее утро Грызалинда в самом деле пригласила жабу в свою квартирку под самой крышей. Лисы и барсуки не пользовались черным ходом — ведь известно, что дрова для камина и яства для пиров появляются у них по волшебству, — поэтому Гвен могла шлепать по лестнице до самого чердака, не задумываясь о том, что выглядит не очень уклюже. А там уж была предусмотрительно составлена удобная пирамида из ящиков, вытертых кресел и вязанок старых журналов. По этой пирамиде она и запрыгнула в крысину каморку над чердаком, возле каминной трубы.

5.
— Ну как? – спросила Грызалинда, обводя взором свою обстановку.
Жабины сказки
Она была страшно довольна и баночками припасов в коричневом буфетике, и плетеной кроватью с лоскутным одеялом и горкой подушек, и бамбуковой полочкой, уставленной книгами. С потолка свисали пучки душистых трав и головки чеснока, а на окне гордо висела вязаная занавесочка.
— Ой, замечательно! – искренне воскликнула Гвендолен. – Так уютно!
— А пить будем кофе, — раздувшись от гордости, сказала крыса. – Утром положено кофе пить. С булочками.
Кофе очень понравилось Гвендолен, булочки тоже. Но это были еще не все сюрпризы: Грызалинда стащила вышитую накидочку с прямоугольного ящичка. Это оказался телевизор! Жаба только руками всплеснула.
— На крыше есть антенна, — сказала довольная донельзя крыса, — вот я и прицепилась. Смотреть будем!…
Жаба сама давно завела бы телевизор, но все не могла придумать, как из шалашика подключиться к антенне. Поэтому обходилась радиоприемником. А теперь они проводили у экрана все вечера – климат в тех краях мягкий, но все же поздней осенью сидеть у теплой каминной трубы было приятно.
Жабины сказки

6.
Когда по черепичной крыше зачастил зимний дождь, Грызалинда решила:
— Тащи-ка, подруга, свои пожитки сюда – чего тебе вверх-вниз под дождем бродить.
— А светлячков кормить как? — пискнула жаба.
— И светлячков тащи.
И они затащили наверх жабин гамачок, банку со светлячками и микроволновую печь. Шалашик хорошенько прикрыли и подоткнули листьями.
— Законсервировали! – сказала крыса. – Это у нас дача будет. Весной сюда переедем, к пруду поближе.
Жабе очень польстило, что ее лужу назвали прудом, а шалашик дачей. И они зажили на чердачке: Гвендолен готовила разные вкусности, а Грызалинда шныряла туда-сюда за покупками и приносила газеты и разные новости. Иногда он выбирались в книжный магазин — покупали красивые приключенческие романы и даже фантастику.
Больше всего подруги любили смотреть «Планету животных» и передачи про дальние страны. Как-то теплым вечером они сидели у открытого окна и обсуждали, как интересно живется путешественникам.
— Хорошо бы и нам где-нибудь побывать, — сказала Грызалинда. – Вот потеплеет, подсохнет, давай отправимся? А то сидим тут… как печерицы.
— Мы?! – изумилась Гвендолен.
— Ну а кто? Лось в манто?
— Какой лось? – озадачилась жаба.
— Да никакой, — буркнула крыса. – Конечно мы. Проветриться. Как в книге «Ветер в ивах». Там и Крыс, и Жабб, и кто только не путешествует.
Жабины сказки

7.
— Это бы здорово…. – замечталась жаба. – А то я вот вообще нигде не бывала.
— Совсем нигде?
— Да как-то так… все некогда было. То дети, то еще что…
— Вот и я нигде. Тогда решено. Весной отправимся. Есть такие края… Вот племянница моя, уж такая моторная крыса. Хаюсей зовут. Так она поселилась в стране, где все дома – съедобные.
— Как это? – жаба даже глаза выпучила.
— А так. Один дом, пишет, из пряников, другой из сыра, третий вообще из марципанов, как торт. Так и живут.
— Красиво там должно быть… — вздохнула Гвен. – Давай туда съездим. Только как у них там в дождь? Размокает, небось…
— Уж это я не знаю. Может у них не бывает дождей.
Со старого дуба опять раздалось странное уханье и вроде бы даже хмыканье.
— Кажется, в ветвях кто-то живет, — сказала жаба. – Все время оттуда гыгыканье доносится.
— Кто ж там жить может? – высунулась крыса в окно, чуть не вываливаясь, жаба даже схватила ее за хвост. – Эй, кто там есть? Чего прячешься?
И тут сквозь сумерки из порыжелой листвы вдруг сверкнули два желтых огня! Грызалинда с перепугу шарахнулась назад и шлепнулась прямо на жабу. Жаба издала сдавленный вопль, а из листвы опять донеслось довольное уханье и хохотанье.Жабины сказки

8.
— Слезь с меня, — сказала Гвен. – По-моему, это просто сова.
— Тьфу ты, — возмутилась Грызалинда. – Если сова, так надо пугать всех? Невоспитанность!
— Не сова, а филин, — неожиданно раздалось из ветвей. – Попрошу не путать. И никого я не пугал. Просто случайно заслушался.
Листва зашевелилась, и в самом деле из нее вылез довольно потрепанный филин.
— Приятно познакомиться, – шаркнул он ножкой. При этом чуть не свалился, так что торжественное приветствие получилось несколько скомканным. – Филин.
— Филин это вообще, — придирчиво сказала жаба. – Крыса там, жаба… филин. Имя должно быть (она очень гордилась, что у нее опять есть имя).
— А у меня вот нету. Я просто Филин. Ну если хотите – филин Филин.
— Может быть, еще Филин Ф.Филин? – ухмыльнулась крыса. – Ну да ладно. Вон у Мелифаро тоже имени не было, и ничего, обходился. Чаю хотите?
Чаю Филин хотел всегда. Еще он хотел печенья, моченых грибов, орехов, селедки, шарлотки и пудинга. Не отказался и от сухарей, но сухари Грызалинда у него скоро отобрала, чтобы он ужасающим хрустеньем не распугал всех лис и барсуков. А то кто тогда камин топить будет ?!
Жабины сказки

9.
— Путешествия – это прекхрхрхрхрасно, — пробубнил Филин, жуя. – Но нужен автохрррмобиль. Вы водить умеете?
— Я нет, — отказалась жаба.
— И я не умею, — сообщила Грызалинда. – там все сложно… Нет, автомобиль отпадает. Можно и пешком путешествовать. Налегке. Как будто мы гуляем.
Филин неожиданно опять заухал и чуть не подавился печеньем.
— Ты чего?
— Да представил я… Крыса, значит, идет себе, гуляет, а жаба…. – он опять затрясся.
— А что «жаба»? – рассердилась Гвендолен. – Что я, ходить, что ли, не умею?
Филин чуть не скончался на месте, пришлось крысе брызнуть на него водой.
— Конечно, не умеешь, — просипел он, отдышавшись. – Ты ПРЫГАЕШЬ! Крыса шагает себе, трюх-трюх, а жаба ШЛЕП! ШЛЕП! рядом плюхается. Ой, не могу.
Жаба надулась и уставилась в телевизор (там как раз показывали путешественников-велосипедистов), а крыса задумалась.
— Повозка нужна! – решила она, поразмыслив. – Посадим туда жабу…
— Повозка не автомобиль. Сама не поедет, — ехидно заметил Филин, жуя гриб.
— Я буду толкать! – заявила Грызалинда. – Заодно и пожитки туда положим, припасы.
— Ну как же это? – всполошилась жаба. – Ты будешь толкать, а я сидеть, свесив ноги?! Это никуда не годится… Я ведь не поклажа.
Филин опять было заухал, но под строгим взглядом Грызалинды притих и принялся за запеканку. Сверху на ломоть запеканки он положил маринованный анчоус, бормоча «что котам можно, то и филинам неплохо».

10.
— Можно отправиться в плавание! На лодке! С парусом, – предложила Гвендолен. – Грести будем по очереди. И пожитки там разместим. А?
— На лодке это хорошо, но что делать, если нам по суше захочется? Например, в леса. Кстати, пряничный город как раз в лесу.
Жаба опять посмотрела в телевизор, и тут ее осенило:
— Велосипеды!
Грызалинда тоже посмотрела и спросила:
— А велосипеда с коляской не бывает?
Филин, который сидел на подоконнике, свесив ноги наружу, взвыл от смеха, выронил анчоус, попытался его подхватить, упал, захлопал крыльями и сумел не врезаться в землю в самый последний момент. Ухая и икая, он уселся на свою ветку и там долго еще хрюкал, фыркал и притопывал, утирая слезу.
Жабины сказки
На другой день, опасаясь, что жаба разобиделась, Филин на манер аиста приволок в клюве перевязанный бантиком торт. Торт оказался из марципанов, и был сделан в виде сказочного зимнего городка с башенками и даже с оленьей упряжкой Санта-Клауса. Что было очень кстати, потому что как раз пошел снег.
— Ой! Как же есть такую красоту? – поразилась Гвендолен. – Это надо на полочку поставить и любоваться!
— Да, роскофно, — раздумчиво сказала Грызалинда, отломав оленя и сунув его в рот. – Фпафибо, Фил. Не надо на полофку, Гвен, а то муфавьи на фладкое наползут.
Жаба вспомнила про нашествие муравьев из письма Хаюси и решительно оторвала верхушку ратуши.
— Я знаю, что нам надо! – заявила она, прожевав. – Чтоб и по суше и по воде, и где хотите. Воздушный шар!

11.
Филин и крыса просто дара речи лишились от такого полета фантазии. А Гвендолен продолжала:
— В гондолу все припасы войдут, где хотим, там и приземлимся… А Филин будет рядом лететь.
— Ну ничего себе, они, значит, в гондоле будут прохлаждаться как леди, а я своим ходом? – возмутился филин. – Это что ж такое?
— Потому что двухкомнатных гондол же не бывает, — пояснила жаба. – А как это мы будем ночевать в одной гондоле с джентльменом? Непорядок это.
— Подумаешь! Спать я могу вообще на дереве! А лететь хочу с комфортом.
— А чего, — сказала крыса. – В самом деле, днем летим вместе, а на ночь привязываемся к дереву, сами спим в гондоле, а Филин в дупле. Или где вы там спите?
— Лучше, конечно, в дупле. Но могу и на ветке. А где мы возьмем шар? Я что-то не видел в магазинах воздушных шаров!
— Значит, надо выписать каталог, — сообразила жаба. – Может, у нас еще денег не хватит.
И она устремила задумчивый взор на медленно падающие за окном снежинки.
Жабины сказки

12.
Они выписали каталог, но воздушных шаров там не оказалось. Зато накупили друг другу подарков к Рождеству: дорожные сумки, термос, замечательные кроссовки для крысы, сандалеты для жабы и чудную кепочку для филина. Еще они предусмотрительно купили компас и большой атлас всех стран, особо проверив, чтоб там была и пряничная страна. Филин предложил не ограничиваться какими-то там пряничными домиками, а смотаться еще в Нарнию и в Средиземье, но Средиземье дамы решительно отвергли как утомительное и неприветливое. Насчет Нарнии обещали подумать.
Вечерами за телевизором Гвен вязала всем теплые носки и жилеты, объяснив, что хотя путешествовать они будут летом, но наверху наверное ужасно дует. Грызалинда вдумчиво составляла список необходимых вещей, а Филин заглядывал ей через плечо и давал советы, изредка получая подушкой в лоб за смехачество.

…Наступила весна, а с ней сырость и прель, потом расконсервировали «дачу» и принялись сажать там вьюнки и укроп, потом приехала в гости Хаюся, после Хаюси – жабины отпрыски. Вьюнки расцвели, на дереве у лисьего дома поспела слива — надо было сварить сливовый джем, потом пристраивали к крысиному мезонинчику балкончик для филина, потом спасали укроп от улиток, а тут уж и лето покатилось на вторую половину. Выдвигаться в путь было поздно, да к тому же воздушный шар так и не был куплен, поэтому было решено на следующий год заказать его в какой-нибудь мастерской. А зиму посвятить поеданию варенья и обсуждению будущих приключений. Надо было наметить маршрут и прикупить словарь путешественника.
Ведь главное в путешествиях – это основательная подготовка. Спросите, кого хотите, вам каждый скажет.
Жабины сказки

Комментариев нет

Комментариев нет.

RSS-лента комментариев к этой записи.

Извините, обсуждение на данный момент закрыто.

Не хлебом единым жив человек...

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9,